April 23rd, 2018

аленка

Значит - Весна!

    В нашем дворе часто вижу высокого пожилого мужчину — совсем хрупкого, с белесыми волосами и дрожащими шагами. Всегда - в очень чистой, аккуратной одежде. Он гуляет со своей маленькой и такой же старенькой собачкой. И говорит с ней хрипловатым, надтреснутым голосом очень уважительным тоном. Полчаса назад (на обед приезжала домой) снова застала их за разговорами, и так тепло и грустно одновременно стало, что не смогла сдержать улыбку. А мужчина говорит собачке: "Девушка улыбается. Весна!.. Влюблена, значит!"

promo knebeckaize october 21, 20:21 17
Buy for 10 tokens
 Сто лет не виделись, со школы. Собственно, особо не страдала, т.к. в школе не сказать, чтобы дружили. Но тут было приятное какое-то чувство, захотелось посидеть, повспоминать...  Предложила зайти в кафешку, выпить по чашечке кофе. Светка с печальным лицом говорит, что у нее сейчас…
аленка

«Девушка в беде»: зачем нам принц-спаситель

1

Прекрасная принцесса в замке, её сторожит дракон. Надо спасать! С этой историей едва ли не каждый хорошо знаком с детства, однако значение этого архетипа часто недооценивают. Образ «девы в беде» можно найти в кино, литературе и даже видеоиграх. А если он преследует человека в продуктах культуры, значит, непременно влияет и на его социальную жизнь.

Принцесса в башне
«Девой в беде» культурологи назвали троп, то есть художественный образ, в котором женщина оказывается во власти злодея. В его роли может выступать разбойник, монстр, божество, или, например, нечто бестелесное: колдовские чары. Женский образ жертвы тоже имеет свои особенности: невинность, молодость, благородство и беспомощность. Больных, некрасивых, блудных, старых и сильных отчего-то в таких историях нет. Спасителем выступает мужчина. Благороден и смел, после победы над злодеем он получает власть над принцессой и… берёт её в жёны, а она всегда согласна. На этом сказочная история заканчивается, мы представляем, что беда позади и молодожёны будут жить долго и счастливо. Но знаем ли мы о том, что принцесса мечтала выйти за этого принца? Знаем ли мы, что абсолютная власть над ней, которую приобрёл спаситель, не была основой для насилия? И почему нам почти не знакомы истории, в которых в беде, в замке, под пристальным взглядом Кощея он, мужчина?

Проблема не в том, что образ дамы в беде существует, вопрос в том, что этот троп формирует наше представление о норме. Он не встречает сопротивления: нам редко попадаются сюжеты, в которых женщина может защитить свою невинность, победить дракона сама, найти подмогу в дружбе, а не в человеке, который претендует на сексуальное вознаграждение. Образ «дамы в беде» поддерживает скрытое представление о том, что женщина — «слабый пол», о том, что её тело — собственность, а спасения заслуживает только высоколиквидная: молодая, красивая и… новая.

Мы хотим, чтобы нас спасали, потому что мы выросли на этой идее. Одно из самых ранних упоминаний встречается в греческой мифологии: Андромеду, дочь эфиопского царя Кефея, отдали на съедение чудищу, чтобы искупить «грехи» (много хвасталась) её матери перед Посейдоном. Персей, сын царевны Данаи и Зевса, её вызволил. При этом Андромеда, согласно мифу, была прикована к скале, будучи совершенно обнажённой! Её отец повелел её приковать, он же приказал и спасти, обещав её в жёны Персею. Никто в этой истории не похож на собственность?

Женщину в конструкции «дева в беде» деактивируют, лишают возможности принимать решения, и сюжет некоторым путём передаёт её в руки другого мужчины, который активирует принцессу снова: оживляет, расколдовывает или освобождает от пут. Проблема в том, что архетип «девы в беде» соединяет риск, спасение, образы прекрасной женщины и благородного мужчины воедино, минуя детали, которые сопутствовали бы им в реальной жизни: смерть, боль, посттравматические психологические проблемы. Мы видим истории, которые закончились хорошо.

«Будь слабее»
Закрепляется идея, что женщину надо завоёвывать, брать силой. И сейчас, в современном обществе мы, и мужчины и женщины, сталкиваемся с тем, что здоровая и современная идея согласия, консенсуса в отношениях стоит на очень шатких основах. Если девушку добиваются недостаточно интенсивно — значит, она недостаточно привлекательна, «просто не нравится». Если слишком интенсивно, — это пугает. Если же женщина активно проявляет интерес, то такое поведение уже мужчина часто оценивает как подозрительное, излишнее. Воспитанный на идее «девы в беде» он невольно теряет интерес: если её не надо добиваться, значит, она не «прекрасная дама».

Collapse )